Пророчества Иоанна Иерусалимского 26-30

26. Когда придет тысячелетье за нынешним тысячелетием вослед, то нужно бояться за дитя человечье — безнадежность с отравой будут ждать его с нетерпеньем. Каждый станет думать только о себе и ни о ком другом, и не о жизни бренной, но гнать за это будут, и потом станет и тело предметом продажи. Все ж тому, кто сбережется, угроза будет дух свой не сберечь и мертвый заиметь. Он будет жить в игре и фальши, и верить в них, поскольку Мастера нет рядом — того, кто научить обязан надеяться и жить.

27. Когда придет тысячелетье за нынешним тысячелетием вослед, человек станет думать о Боге, хотя являться он будет лишь при рожденье, гонимый ревностью и злостью. И все ж рука его сильна той властью, которой наделен и захватил, как Прометей слепой, крушить он будет все вокруг себя. В душе он карлик будет оставаться, но с силой великана, шагать вперед шагами великана, не ведая, который выбрать путь. Голова его будет тяжелой от знанья, но не поймет, зачем живет и гибнет. Он будет, как помешанный, размахивать руками и, как ребенок, жалобно пищать.

28. Когда придет тысячелетье за нынешним тысячелетием послед, то земли станут добычей войны. По ту сторону римского предела и даже в бывшей римской власти люди будут резать глотки друг другу, охватит всех война племен и вер. Евреи и дети Аллаха не оставят попыток побить друг друга. Земля Христа предстанет полем битвы. Неверные везде и всюду чистоту своей идеи защитить хотят. Сомнения и сила встанут против друга, а смерть пойдет вперед, как знамя новых тех времен.

29. Когда придет тысячелетье за нынешним тысячелетием вослед, многие лишатся жизни человечьей, у них не будет прав, ни крыши, никакого хлеба. Их тело будет неприкрыто, и вот оно-то будет на продажу, отгонят далеко их от башен изобилия, поближе к Вавилону.

30. Когда придет тысячелетье за нынешним тысячелетием вослед, то человек, вступив в непроницаемый тоннель, застынет от страха и закроет глаза: не будет силы смотреть. Он будет охвачен вечной тревогой, при каждом шаге чувствовать страх. Все же он будет шагать без сна и покоя. Но голос Кассандры, громкий и сильный, он не услышит. Ему же все мало, он захочет все больше, и разум его замутится виденьем, призраком жизни. И те, что стали его мастерами, обманут, и поведут его стадо неправедные пастухи.

Поделиться с друзьями

Оставить комментарий

Статьи по теме